АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО

Как таковой, он хозяин желаний. Он творец не только всего хорошего и совершенного: именно он, будучи вызванным, может также порождать желания. Братья Гримм говорят: «Желание - это творческая сила, измеряющая и выражающая душу. Эта сила, которая дает форму, воображает, думает и, следовательно, есть воображение, идея, форма». В другом месте они пишут: «На санскрите «желание» не случайно названо «маноратна», колесо ума - именно желание вращает колесо ума».

Анимус женщин в сверхчеловеческом, божественном аспекте сравним с духом или богом ветра. Можно найти анимус в подобных формах во снах и фантазиях, и этот характер желания отличает женское мышление. Если принять в расчет, что сила АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО воображения означает для мужчин ни что иное как способность создавать волевым усилием психические образы, и этот образ (хоть и нематериальный) не может не быть связан с реальностью, то воображение, мышление, желание и творение можно рассматриваются как эквивалентные. Особенно в относительно бессознательном состоянии (когда внешняя и внутренняя реальности не различаются, а перетекают друг в друга) вполне возможно, чтобы духовная реальность, т.е. мысли и образы, принимались за конкретные и реальные. У дикарей также можно найти эквиваленты между внешней конкретикой и внутренней духовной реальностью. (Леви-Брюль [4] привел много примеров этого, но их обсуждение увело бы нас слишком далеко). Подобное явление ясно обнаруживается в женской АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО ментальности.

Удивительно, как часто к нам приходят мысли о том, что что-то случится определенным образом или что интересующий нас человек поступает (или поступил, или поступит) именно так. Мы не прекращаем сравнивать эти предположения с реальностью. Мы уже убеждены в их истинности или, по меньшей мере, склонны считать, что эта идея правильна или соответствует реальности. Другие фантазийные структуры также легко принимаются за реальные и даже могут иногда появляться в конкретной форме.

Один из самых трудно узнаваемых видов активности анимуса лежит в этом поле - а именно в построении желаемых образов себя. Анимус является экспертом в рисовании и АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО создании правдоподобной картинки, которая представляет нас или то, как мы хотели бы выглядеть для других, например, «идеальной возлюбленной», «трогательным беспомощным ребенком», «бездушной служанкой», «чрезвычайно оригинальным человеком», «тем, кто в действительности рожден для лучшего» и т.п. Эта активность, естественно, дает анимусу власть над нами, пока мы волевым образом или по необходимости не заставим наш ум отказаться от этой очень яркой картинки и увидим себя такими, какие мы есть.

Очень часто женская активность также выражается в размышлениях (в основном ретроспективных) над тем, что мы должны были сделать иначе в жизни и как мы должны были это сделать; мы как бы навязчиво АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО устанавливаем причинные связи. Мы предпочитаем называть это размышлениями, но эта форма умственной активности является странным образом бесцельной и непродуктивной, ведущей в действительности к самоистязаниям. Здесь также есть типичная неудача в распознании того, что есть в реальности, и того, о чем мы только мечтали или думали.



Можно сказать, что женское мышление, пока оно не занято обычными практическими задачами, в действительности не мышление, а скорее мечтание, воображение, желание и страх (т.е. негативные желания). Силу и авторитет анимуса можно частично объяснить примитивным психическим недостатком различения между воображаемым и реальным. Поскольку относящееся к уму (т.е. мышление) в то же время обладает АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО характером неоспоримой реальности, то все сказанное анимусом также кажется неоспоримой правдой.

И теперь мы переходим к магии слов. Слово, также как идея и мысль, воспринимается неразвитым умом как реальность. К примеру, наш библейский миф творения, где слова происходят от Слова создателя, является выражением этого. Анимус также обладает магической силой слов, и, следовательно, человек с талантом оратора может иметь силу внушения на женщин (в хорошем и плохом аспекте). Не слишком ли я далеко иду, утверждая, что магия слов, искусство риторики является тем, на что женщина легче всего ловится в мужчине и чем наиболее часто обманывается? Но под влияние магии слов попадают АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО не только женщины, это явление есть везде. Древние священные руны, индийские мантры, молитвы и магические заговоры вплоть до технических формул и лозунгов во все времена - все они обладали магической силой духа, которым стало слово.

Однако можно сказать, что в целом женщина более склонна к таким магическим формулам, чем мужчина соответствующего культурного уровня. У мужчины от природы есть побуждение понять вещи, с которыми он имеет дело; маленький мальчик демонстрирует склонность разбирать вещи, чтобы узнать, как они устроены и как работают. У девочек эта тенденция менее выражена. Они могут работать с инструментами и машинами, не испытывая желание понять их или изучить их АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО устройство. Таким же образом их может впечатлить внушительно произнесенное слово, даже если они не поняли его точного значения. Мужчины склонны прослеживать значение в гораздо большей степени.

Самым характерным проявлением анимуса является не образ (гештальт), а слово (логос также означает слово). Он приходит к нам в виде голоса, комментирующего каждую ситуацию, в которой мы оказались, или сообщая общие правила поведения. Часто мы так сначала и воспринимаем анимус - как отличающийся от эго - задолго до того, как он кристаллизуется в конкретную фигуру. По моим наблюдениям, этот голос выражается главным образом двумя путями. Во-первых, мы слышим от него критические (обычно негативные АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО) комментарии по поводу любой вещи, точную оценку всех намерений и мотивов, что естественным образом вызывает чувство неполноценности и в зародыше давит всякое желание самовыражения. Временами этот голос может также давать завышенные оценки, и результатом этих крайних суждений будет то, что вы будете колебаться между осознанием полной бесполезности и раздутым ощущением собственной ценности и важности. Второе проявление анимуса заключается в навязывании команд или запретов и высказывании общепринятых мнений.

Мне кажется, что здесь выражены две важные функции анимуса. С одной стороны, мы различаем, судим и понимаем; с другой стороны - устанавливаем и отменяем общие правила. Вероятно, можно сказать: там, где превалирует первый АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО тип функционирования, анимус появляется как единичный человек, тогда как во втором типе есть плюралистичность, что-то вроде совещания. Различение и суждение главным образом индивидуальны, тогда как установление и отмена законов предполагает соглашение со стороны многих и, соответственно, чаще представлены группой.

Хорошо известно, что у женщин редко наблюдается творческая активность ума. Есть много женщин, развивших способности к мышлению, различению, критике, но мало таких, которые так же умственно креативны, как мужчины. Но было бы ошибочным утверждать, что женщине не хватает таланта изобретать - что если бы мужчины не изобрели ложку, то мы до сих пор мешали бы суп палкой.

Креативность АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО женщин находит свое выражение в сфере жизни, не только в ее биологической функции как матери, но и в придании форм жизни в целом (в ее роли воспитателя, спутника мужчины, хозяйки в доме и в других ролях). Развитие отношений имеет первостепенную важность в придании формы жизни, и это - реальное поле женской творческой силы. Среди всех искусств драма является той формой, где женщина достигает равенства с мужчинами. В игре людям, отношениям и жизни придается форма, и поэтому женщина так же креативна, как и мужчина. Мы находим также творческие элементы в продуктах бессознательного - во снах, в фантазиях или фразах, которые спонтанно приходят АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО к женщинам. Эти продукты часто несут мысли, взгляды, истины чисто объективной и абсолютно внеличностной природы. Опосредование такого знания и таких содержаний является существенной функцией развитого анимуса.

Во снах мы часто обнаруживаем абстрактные научные символы, которые едва ли могут быть интрепретированы на персональном уровне, но представляют объективные находки и идеи, которыми никто не может быть воодушевлен более самой сновидицы. Это особенно поразительно у женщин с плохо развитой мыслительной функцией или с недостаточным культурным уровнем. Я знаю женщину (с низшей функцией [5] мышления), в снах которой часто всплывают проблемы астрономии и физики, а также разные технические инструменты. Другая женщина, совершенно не рациональная по типу АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО, воспроизводя бессознательные содержания, часто рисует строгие геометрические кристаллоподобные фигуры, вроде тех, что могут быть найдены в книгах по геометрии или минералогогии. Анимус приносит взгляд на мир и жизнь, который идет гораздо дальше сознательного мышления и показывает творческое качество, которое невозможно отрицать.

Однако в поле, где творческая активность женщины расцветает наиболее ярко (т.е. в человеческих отношениях), творческий фактор вытекает в большей степени из чувств, соединенных с интуицией или ощущениями, чем из ума (в смысле логоса). Здесь анимус может быть действительно опасен, потому что он заменяет собой чувства в отношениях, делая соотнесенность трудной или невозможной. Часто происходит так, что АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО вместо понимания ситуации (или другого человека) через чувство и действие, мы размышляем и даем мнение вместо человеческой реакции. Это может быть сделано с хорошими намерениями, очень правильно и умно, но оно не будет иметь эффекта (или будет иметь неправильный эффект), так как это верно только на объективном, фактическом уровне. Субъективно, по-человечески, это неправильно, потому что в этот момент с партнером или отношениями лучше всего обходиться не проницательностью или объективностью, а чувствами симпатии. Очень часто такое объективное отношение предлагается женщиной из предположения, что она ведет себя превосходно, но этот эффект полностью разрушает ситуацию. Неспособность понять, что проницательность, разумность и объективность АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО не соответствуют ситуации, часто поражает. Я могу объяснить это только тем фактом, что женщины привыкли думать, что мужской подход сам по себе более ценен, чем женский взгляд, и превосходит его. Мы верим, что мужское объективное отношение в любом случае лучше, чем отношение женское и субъективное. Это особенно верно для женщин, которые уже достигли определенного уровня сознания и признания рациональных ценностей.

Здесь я подхожу к значительному отличию проблем анимуса у женщин и проблем анимы у мужчин – отличию, которому, по моему мнению, уделяют мало внимания. Когда мужчина открывает свою аниму и вступает в контакт с ней, он поднимает на поверхность нечто, что АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО ранее было низшим для него. Редко бывает так, чтобы фигура анимы (образ или человек) является поразительно притягательной и, следовательно, кажется ценной. До настоящего времени фемининный принцип всегда принимался за что-то низшее в сравнении с маскулинным. В наше время мы только начинаем оспаривать справедливость этого утверждения. В выражениях типа «не будь как девчонка» или «мальчики так не делают» предполагается, что такое «женское» поведение презирается. Наши законы тоже ясно показывают, насколько превалирует концепция женской неполноценности. Даже сейчас во многих странах закон открыто декларирует, что мужчины выше женщин, предоставляя мужчинам больше привилегий, делая их защитниками и т.п АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО. В результате, когда мужчина вступает в отношения с анимой, ему нужно спуститься с высоты, преодолеть сопротивление (свою гордость) и признать, что она - «Божественная леди» (Госпожа), как ее называл Спителлер, или, по словам Хаггарда, «Она, которой следует подчиниться».

У женщин бывает по-другому. Мы относимся к анимусу не как к «Тому, которому надо повиноваться», а, скорее, как к противоположному, потому что для женщин слишком легко подчиняться авторитету анимуса (или мужчине) в рабской угодливости. Даже если сознательно она думает иначе, идея, что маскулинное само по себе более значимо, чем фемининное, получена ею с рождения. Это сильно увеличивает силу анимуса. Что женщина должна преодолеть АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО в отношении анимуса, так это не гордость, а недостаток уверенности в себе и инертность. Нам не столько нужно унизить себя (если только мы не идентифицировались с анимусом), сколько нужно себя поднять. В этом нам часто не хватает смелости и силы воли. Нам кажется самонадеянным противопоставлять наши собственные неавторитарные установки тем суждениям анимуса или мужчины, которые имеют общую значимость. Для женщины работать над собой до уровня такой почти самонадеянной независимости часто очень сложно, потому что так неприятно быть непонятой или осужденной. Но без такого протеста нет повода для страданий; как следствие, она никогда не освободится от власти тирана, никогда АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО не найдет себя. Внешне кажется, что это только другой обходной путь, потому что очень часто есть только высокомерная убежденность или апломб, и мало сдержанности. Это дерзкое и самоуверенное (или даже вздорное) отношение должно быть направлено против анимуса, но оказывается признаком более или менее полной идентификации с ним.

От такого сверхъестественного поклонения мужчинам, переоценивания маскулинного, страдаем не только мы в Европе. В Америке, где так принято говорить о культе женщины, отношение к маскулинному, по-видимому, в принципе такое же. Американская женщина-терапевт с большим опытом говорила мне, что все ее женщины-пациенты страдают от принижения своего собственного пола, и АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО что ей нужно донести им идею о ценности женского начала. С другой стороны, лишь очень небольшая часть мужчин недооценивают свой пол; по большей части мужчины, напротив, очень им гордятся. Есть достаточно девушек, которые с радостью сменили бы пол, но на тех юношей или мужчин, которые пожелали бы быть женщинами, смотрят как на извращенцев.

Естественным результатом этой ситуации является то, что отношение женщин к своему анимусу существенно отличается от отношения мужчин к аниме. И из-за этого отличия мужчины не могут понять многие проблемы женщин, которые не параллельны их опыту анимы. Женщине не избежать жертвования. Несомненно, для нее стать сознательной означает отвергнуть АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО свою специфическую женскую силу. Так как женщина проявляет свою магическую силу – очарование, на котором основана ее власть над мужчиной – бессознательно. Инстинктивно чувствуя эту силу и не желая ее потерять, она часто сопротивляется тому, чтобы становиться сознательной, даже если относящееся к духовному кажется ей достойным борьбы. Многие женщины даже искусственно сохраняют себя бессознательными, чтобы избежать этой жертвы. Надо признаться, что в этом женщин очень часто поддерживают мужчины. Многие мужчины получают удовольствие от женской бессознательности. Они всеми возможными способами противодействуют повышению ее сознательности, потому что оно кажется им неудобным и ненужным.

Еще одним моментом, который часто упускается, является отличие АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО функции анимуса от функций анимы. Мы часто говорим, что анима и анимус являются посредниками между бессознательными содержаниями и сознанием, имея в виду, что они выполняют одну и ту же функцию. В общем, это верно, но мне кажется важным отметить разницу в их ролях. Актуализация бессознательных содержаний в смысле выведения их на поверхность является специфической ролью анимы. Это помогает мужчине воспринимать вещи, в противном случае неясные. Необходимым условием для этого является ослабление сознания; т.е. установление более фемининного сознания, менее резкого и ясного, чем мужское, но способного воспринимать вещи шире. Женский талант видения, женская интуиция признавались всегда. Это видение, восприимчивость АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО к сокрытому, становится возможным для мужчин через аниму.

В отношении анимуса акцент лежит не на простом восприятии – которое, как было сказано, всегда было женским даром, – а на природе логоса, на знании, особенно на понимании. Функция анимуса – придавать смысл, а не формировать образ.

Было бы ошибочным считать, что можно задействовать анимус, занимаясь пассивным фантазированием. Нужно помнить, что, как правило, свободная фантазия не является достижением для женщин; иррациональные события и образы, смысл которых невозможно понять, кажутся им чем-то совершенно естественным; в то время как для мужчины заниматься этим является достижением – жертвованием разумом, спуском в темноту, движением от ясного к туманному. С большим трудом АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО он признает: все, что в бессознательном кажется непонятным и даже бессмысленным, может, тем не менее, иметь ценность. Более того, пассивное отношение, которого требует видение, слабо соотносится с активной природой мужчины. Для женщины это не сложно, у нее нет предубежденности против нерационального, нет потребности однажды и навсегда найти смысл всех вещей, нет склонности становиться активной, когда вокруг нее что-то происходит. У женщины, для которой бессознательное труднодоступно, которая не способна распознать его содержания, анимус может стать скорее помехой, чем помощью, если она будет пытаться понять и анализировать каждый всплывающий у нее образ еще до того, как он будет АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО по-настоящему увиден. Только после того, как эти содержания вступят в сознание и, вероятно, уже обретут форму, долг анимуса - проявить свое влияние. Тогда, несомненно, помощь его будет бесценна, потому что он помогает нам найти и понять смысл.

Тем не менее, смысл, сообщаемый нам прямо из бессознательного - не через образы и символы, а через вспышки озарения, - уже сформулирован в словах. Это, несомненно, самая характеристичная форма для анимуса. Хотя часто трудно понять, имеем ли мы дело со знакомым общезначимым и, следовательно, коллективным мнением или же с результатом индивидуального инсайта. Для того чтобы прояснить это снова необходимы сознательные суждения, а также АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО тщательное различение между собой и анимусом.

Анимус в образах бессознательного

Чтобы показать, как анимус проявляется во внешнем мире и в сознании, я хотела бы обсудить образы, представляющие его в бессознательном, и то, как он проявляется во снах и фантазиях. Научиться узнавать эту фигуру и вести диалоги с ней - следующая важная ступень на пути различения себя и анимуса. Задача узнавания анимуса как образа и фигуры внутри психики приносит новые трудности. Это происходит из-за его многосторонности. От мужчин можно услышать, что анима почти всегда появляется в совершенно определенной форме, которая более или менее одинакова для всех мужчин: это мать или любимый АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО человек, сестра или дочь, госпожа или рабыня, жрица или ведьма; в зависимости от ситуации она предстает в контрастных формах - темной и светлой, помогающей и деструктивной, как благородное существо или как низменное.

Напротив, для женщин анимус появляется как или разнообразие мужчин (например, группа отцов, совет, двор или другое собрание мудрых мужчин), или как меняющийся с быстротой молнии артист, способный принимать любую форму.

Я объясняю эту разницу следующим образом: мужчина в действительности воспринимает женщину только как мать, единственную возлюбленную и т.п., то есть всегда как нечто относящееся к нему лично. В этих формах женщины представляют себя, в них может осуществиться их судьба АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО. Жизнь же мужчины, напротив, принимает более разнообразные формы, потому что его биологическая цель позволяет ему многие другие виды активности. В соответствии с более разнообразным полем мужской активности анимус появляется как представитель или мастер любого вида способностей или областей знания. Однако фигура анимы характеризуется тем, что все ее формы относятся к личным отношениям. Даже если анима появляется как жрица или ведьма, эта фигура всегда в специфических отношениях с мужчиной, чью аниму она воплощает, она вдохновляет или околдовывает его. Снова вспомним о книге Райдера Хаггарда «Она», где эти особые отношения хорошо видны, так как длятся столетиями.

Но, как было сказано, фигура анимуса АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО не всегда представляет отношения. В соответствии с фактической ориентацией мужчины и характеристикой принципа логоса, эта фигура может выйти на сцену в чисто объективном несвязанном виде как пророк, судья, артист, авиатор, механик и т.п. Не так уж редко он появляется в виде незнакомца. Возможно, эта форма особенно характерна, потому что для чисто женского ума к духу относится то, что кажется странным и незнакомым.

Способность принимать различные формы – характерное отличие духа, как и подвижность, способность преодолевать большие дистанции за короткое время (качества, относящееся к свету или мысли). Это связано с упомянутым мышлением об исполнении желаний. Следовательно, анимус часто появляется АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО как авиатор, шофер, танцор, лыжник, где выделяются легкость и скорость. Обе эти характеристики - переменчивость и скорость - могут быть найдены во многих мифах и сказках в качестве атрибутов богов и волшебников. Вотан, бог ветра и глава армии духов, уже упоминался; Локки, бог лжи; Меркурий в крылатых сандалиях также представляют этот аспект логоса - его живое подвижное нематериальное качество без фиксированных черт, динамизм, выражающий возможность формы, дух как таковой, который «веет так, что его слышно».

Во снах и фантазиях анимус появляется в основном как фигура реального мужчины: отец, любовник, брат, учитель, судья, пророк; или как колдун, артист, философ, ученый, архитектор; монах АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО (особенно иезуит); или торговец, авиатор, шофер – в общем, как мужчина выдающихся умственных способностей или с другими мужскими достижениями. В позитивном смысле он может быть любимым отцом, очаровывающим любовником, понимающим другом, высшим помощником; или, с другой стороны, он может быть грубым и жестоким тираном, суровым наставником, моралистом, цензором, соблазнителем и эксплуататором и часто также псевдогероем, демонстрирующим смесь интеллектуальной талантливости и моральной безответственности. Иногда он представлен мальчиком, сыном или юным другом, особенно когда это отражает то, что собственный маскулинный компонент женщины находится в процессе становления. У многих женщин, как я сказала, у анимуса есть предрасположенность появляться в разных формах в виде АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО советчика, выносящего суждения по всему, что происходит, дающего предписания и запреты, произносящего общезначимые идеи [6]. Появляется ли он как человек с меняющимися масками или как множество людей одновременно - зависит от естественных склонностей женщины или от фазы ее развития.

Я не могу сейчас углубляться во множественные отдельные личные формы анимуса и, следовательно, заниматься сериями снов и фантазий, которые показывают, как они представляются внутреннему взору и как они проявляются в мире снов. Приведу примеры, в которых особенно ясен архетипический характер фигур анимуса, и которые в то же время указывают на развитие. Эти фигуры в серии снов женщин появляются, когда независимая психическая активность становится проблемой АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО и образ анимуса начинает открепляться от человека, на которого он спроецирован.

… во сне появился птицеголовый монстр, чье тело было как надутый мешок или пузырь, способный принимать любую форму. Этот монстр владел мужчиной, на которого проецировался анимус, и женщину предостерегли, что он любит пожирать людей, и что если это произойдет, то человек не умрет, а продолжит жить внутри монстра.

Форма пузыря указывает на что-то, находящееся еще на первоначальной стадии: тела нет, есть только голова. Характерный орган анимуса дифференцировался. Это была голова существа воздуха; что касается остальных частей тела, то они могли быть любой формы. Прожорливость указывает на потребность в АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО существовании и развитии в этом столь недифференцированном существе. Подобный атрибут жадности показан в Кхандогья Упанишаде [7], имеющей дело с природой Брамы. Там говорится:

Ветер воистину всепожирающ, поскольку сгорающий огонь обращается в ветер, заходящее солнце превращается в ветер, уменьшающаяся луна превращается в ветер, испаряющаяся вода превращается в ветер. Ветер пожирает их всех. И то же можно сказать про божественное. И то же можно сказать про я. Дыхание воистину всепожирающе, поскольку у спящего человека речь обращается в дыхание, глаза обращаются в дыхание, слух – также в дыхание, и в него же превращается ум (манас). Дыхание пожирает их всех. Это два АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО великих Пожирателя: ветер в мире богов и дыхание в мире людей.

Вместе с этим птицеголовым созданием воздуха женщине являлся дух огня, элементаль, состоящий из огня и непрерывного движения, называющий себя сыном «низшей матери». Такая материнская фигура, в отличие от небесной светлой матери, воплощала первичное фемининное начало как силу, которая является тяжелой, темной, связанной с землей и сведущей в магии, ведьминской, жестокой и часто действительно деструктивной. Ее сын тогда был бы хтоническим огненным духом, напоминающим Логи (или Локи) северной мифологии, представленного гигантом, наделенным творческой силой и в то же время хитрым, соблазняющим, обманывающим; его более поздним прототипом является дьявол. В греческой мифологии ему АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО соответствует Гефест, бог огня и земли, но Гефест, будучи кузнецом, относится к контролируемому огню, тогда как северный Локи воплощает более примитивную ненаправленную силу природы. Этот земной огненный дух, сын низшей матери, близок женщинам и знаком им. Он выражает себя позитивно в практической активности, особенно в обращении с материей и мастерстве. Он выражает себя негативно в состоянии напряжения или прорывах аффекта, часто через сомнения и неконструктивно, он действует как сообщник первичного фемининного в нас, становясь подстрекателем или высшей силой в том, что мы обычно называем «дьявольским женским» или ведьминским искусством. Его можно характеризовать как низший логос в отличие от АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО высшей формы, которая появляется как птицеголовое воздушное создание, соответствующее богу ветра и духа. Вотан или Гермес, ведущий души в ад. Ни один из них, однако, не рожден низшей матерью, оба относятся только к чему-то возвышенному, к небесному отцу.

Этот мотив разнообразных форм возвращает нас к следующему сну, где увиденную картину можно озаглавить «Урго, волшебный дракон».

Змея или драконоподобное животное изображена на картинке вместе с девушкой, находящейся в его власти. У дракона есть возможность дотянуться до нее, куда бы она не попыталась убежать, так что у девушки нет возможности убежать. В любой момент он может вытянуться и сделать ее АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО спасение невозможным.

Эта девушка, которую можно считать душой, чем-то вроде бессознательной индивидуальности - фигура, постоянно встречающаяся во снах и фантазиях. В приведенном сне у нее только темный контур с расплывчатыми чертами. Она все еще во власти дракона, каждое ее движение контролируется им так, что ее бегство невозможно.

Однако в следующей фантазии, действие которой разворачивается в Индии, есть развитие.

Волшебник заставляет одну девушку исполнять танец перед королем. Загипнотизированная магией, девушка исполняет танец превращений, в котором, отбрасывая покров за покровом, она проходит цепочку превращений в фигуры животных и людей. Но вот, несмотря на гипноз волшебника, на нее начинает влиять король АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО. Она все больше входит в экстаз. Не отвечая на приказ волшебника остановиться, она продолжает танцевать и в конце отбрасывает свое тело как последний покров, и на землю падает скелет. Останки хоронят, из могилы вырастает цветок, из бутона которого появляется белая женщина.

Здесь снова есть мотив юной женщины, которая находится во власти волшебника и вынуждена подчиняться его приказам, не имея выбора. Но волшебник имеет оппонента в фигуре короля, который задает границы для магической власти и приводит к тому, что она танцует уже не по приказу, а по своей воле. Трансформация, ранее только намеченная, теперь становится реальностью, потому что танцовщица умирает и затем АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО вырастает из земли в измененной и очищенной форме.

Двойственность фигуры анимуса здесь особенно важна: с одной стороны, он - волшебник, с другой - король. В волшебнике представлена низшая форма анимуса, она захватывает девушку и навязывает ей разные роли, тогда как король - высший принцип, ведущий к реальной трансформации, а не просто к намеку на нее. Важная функция высшего анимуса - быть истинным психопомпом, инициирующим и сопровождающим трансформацию души.

Дальнейшая вариация этой темы отражена в следующем сне:

у девушки есть любовник-привидение, который живет на Луне и приходит с каждым новолунием - для совершения кровавой жертвы, на которую она обречена. Между его приходами АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО она живет свободно среди людей как человек. Но с наступлением новой луны этот дух превращает ее в прожорливое животное, подчиняя силе, против которой невозможно устоять; она должна взбираться на одинокую вершину, принося жертву своему любовнику. Эта жертва, однако, трансформирует лунный дух, и он становится жертвенным сосудом, который съедает себя и снова возрождается, и сочащаяся кровь превращается в форму, подобную растению, из которой вырастает много цветных ростков и цветов.

Другими словами, через получаемую кровь, т.е. психическую энергию, духовный принцип теряет свой деструктивный и компульсивный характер и получает независимую жизнь, свою собственную активность.

Такой же принцип проявляется в хорошо АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО известном образе Синей бороды, который дошел до нас в форме сказки. Синяя борода соблазняет женщин и убивает их для своих тайных целей. В следующем сне у него было другое имя - Амандус.

Амандус приглашал девушек в свой дом, давал им вино, а после заточал в подземной камере, чтобы убить. Пока он готовился к этому, она преодолела его чары. Неожиданно в импульсе любви она обняла убийцу, и он немедленно потерял свою силу и растворился в воздухе, пообещав в будущем защищать ее как дух-хранитель.

Как заклинание лунного духа разрушается кровавой жертвой (жертвоприношением психической энергии), так и здесь девушка, обнимая ужасного монстра АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО, разрушает его силу любовью.

В этих фантазиях я вижу свидетельства важной архетипической формы анимуса, для которой также есть мифологические параллели, например, в мифе и культе Диониса. Экстатическое вдохновение танца (в первой фантазии) и сопротивление девушки в истории о Синей бороде (Амандусе) являются феноменологической характеристикой культа Диониса. Здесь также именно женщины служат богу и наполняются его духом. Рошер [8] подчеркивает тот факт, что служба женщин Дионису была противоположна обычаю, согласно которому люди поклонялись богам своего пола.

В истории лунного духа кровавая жертва и трансформация девушки в животное являются темами, параллели для которых могут быть найдены в культе Диониса. Здесь животные приносились АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО в жертву и разрывались на куски кровожадными менадами в их диком и вдохновленном богом безумии. Дионисийские праздники отличались от культа Олимпийских богов тем, что они происходили ночью в горах или лесах или, как в фантазии о подношении крови лунному духу ночью, на вершине горы. В этой связи вспоминаются некоторые знакомые персонажи литературы, например, Летучий Голландец, Крысолов, Водяной или Король эльфов из фольклора - все они использовали музыку, чтобы заманить жертв в свои водные или лесные царства. «Незнакомец» в «Леди из моря» Ибсена - это еще одна подобная фигура из современных аналогов.

Давайте более близко рассмотрим Крысолова в качестве характерной формы анимуса АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО. Сказка всем знакома: он выманил дудочкой крыс из всех дыр и углов, они пошли за ним, и не только крысы, но и дети, которые раньше отказали ему в признании; не в силах сопротивляться, они ушли за ним в горы. Это напоминает Орфея, который мог создавать лирой такие волшебные звуки, что за ним следовал всякий человек и животное. Это ощущение, что тебя манят и уводят на неизвестное расстояние в воду, лес, горы или даже в подземный мир, является типичным феноменом анимуса, его трудно объяснить, потому что в отличие от других активностей анимуса, оно ведет не к сознанию, а к бессознательному (исчезновению в АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО природе или подземном мире). Бог сна, погружающий любого, кого звук коснется, в глубокий сон, является похожим персонажем.

Подобная тема очень живо передана в пьесе Джеймса Барре «Мэри Роуз». Мери Роуз сопровождает мужа на рыбалке и должна дождаться его на маленьком острове, который называется «Остров, желающий быть посещенным». Но когда она ждет, она слышит свое имя, идет на голос и пропадает. Она снова появляется только по прошествии многих лет, и она убеждена, что была на острове лишь несколько часов.

Здесь изображено исчезновение в природе и подземном мире или отключение из-за бога сна, переживаемое обычным человеком, когда его АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО психическая энергия уходит из сознания и внешней жизни, растворяется в некотором другом мире (мы не знаем, где именно). Когда это происходит, мир, в который мы уходим, относится к фантазии или сказочной земле, где все так, как нам бы хотелось, где компенсируется все, что нам не нравится в реальном мире. Часто эти миры так удалены, лежат в таких глубинах, что никакое воспоминание о них не проникает в бодрствующее сознание. Мы замечаем, вероятно, что нас куда-то увлекло, но не знаем, куда, и даже когда возвращаемся к себе, не можем сказать, что происходило в этом провале.

Чтобы охарактеризовать форму духа, стоящего АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО за этими явлениями, можно сравнить его эффект с музыкой. Часто притяжение и поглощенность, как в сказке о Крысолове, происходят под влиянием музыки. Т.е. музыка может быть понята как объективация духа; она не выражает знание в обычной логической интеллектуальной форме и не придает форму материи; вместо этого она дает чувственную презентацию наших глубочайших ассоциаций и неизменных законов. В этом смысле музыка есть дух, ведущий в темные области за пределами сознания; его содержание невозможно уловить словами (как ни странно, это легче сделать числами), хотя можно уловить непосредственно чувствами и ощущениями. Эти парадоксальные факты показывают, что музыка уносит нас в глубины АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО, где дух и природа являются одним целым - или становятся снова целым. По этой причине музыка задает одну из самых важных и первичных форм, в которых женщина может переживать духовное. Поэтому музыка и танец являются важными средствами выражения для женщин. Ритуальные танцы, несомненно, основаны на духовных составляющих.

Это духовное вознесение в космическо-музыкальные области выводит из мира сознания, формирует противовес к сознательной ментальности женщин, обычно направленной только на очень буквальные и личные вещи. Этот опыт поглощенности, однако, не безвреден, он может быть опасным. С одной стороны, он может быть не более чем уходом в бессознательное, погружением в сонное затуманенное состояние, регрессией АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО к природе, эквивалентом регрессии к более примитивным уровням сознания, и, следовательно, бесполезным и даже опасным. С другой стороны, он может означать подлинно религиозный опыт, и тогда, конечно, он имеет большое значение.

В одном ряду с упомянутыми фигурами, показывающими анимус как таинственный, опасный аспект, есть фигура другого рода. В приведенных примерах это бог, охраняющий в своих руках голубую птицу души. Его задача, как охрана души, так и ведение ее к высшей сверхличностной форме анимуса. Этот высший анимус не позволяет превратить себя в функцию, подчиненную сознанию, он остается высшей сущностью и желает быть признанным и уважаемым как таковой. В индийской фантазии про АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО танцовщицу этот высший маскулинный духовный принцип воплощен в фигуре короля; он дает приказы, но не как маг, а как высший дух, не принадлежащий ни земле, ни ночи. Он не сын низшей матери, а посланник далекого непознаваемого отца, сверхличного света.

Все эти фигуры имеют архетипическую природу [9], поэтому мифологические параллели тоже являются внеличностными, сверхличными (даже если они одной стороной повернуты к индивидууму и связаны с ним). С ними проявляется персональный анимус, относящийся к ней как личности; т.е. маскулинный или духовный элемент, соответствующий ее природным талантам и способный развиться в сознательную функцию или отношение, координированное с целостностью ее личности АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО. Он появляется во снах как мужчина, с которым она соединяется или чувствами, или кровно, или общими делами. Здесь снова можно найти формы высшего и низшего анимуса, иногда распознаваемые по позитивным и негативным знакам. Иногда это долгожданный друг или брат, иногда наставляющий ее учитель, священник, танцующий с ней ритуальный танец, или художник, рисующий ее портрет. Как в той пьесе, где рабочий по имени Эрнст приходит пожить в ее доме, и лифтер Константин помогает ей. Ей предстоит поругаться с хулиганской молодежью, проявить внимательность к иезуиту, и ей предлагает всякие удивительные вещи мефистофелеобразный торгаш. Совсем иная фигура здесь - «незнакомец», который вдруг появляется. Это новый человек АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО, кажущийся знакомым, хотя они не никогда встречались, который приносит послание или приказ от далекого Принца Света.

Со временем фигуры такого типа становятся знакомыми формами, как это бывает во внешнем мире с людьми, к которым вы близки или которых часто встречаете. Вы учитесь понимать, почему эта фигура появляется именно сейчас. Вы можете поговорить с ними и попросить их помощи или совета; не менее часто бывает необходимо защищать себя от их настойчивости или раздражения на неподчинение им. И нужно быть внимательным и не допустить, чтобы та или иная форма анимуса претендовала на первенство и доминирование над личностью - чтобы АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО отличить себя от анимуса и резко ограничить сферу его власти. Это чрезвычайно важно, ведь только так можно защитить себя от роковых последствий идентификации с анимусом и одержимости им. Рука об руку с этим различением идет рост сознания и реализация истинной Самости, которая теперь становится решающим фактором.

Пока анимус является сверхчеловеческой сущностью, т.е. духом, общим для всех женщин, он может быть соотнесен с индивидуальной женщиной как гид души или полезный гений, но не может быть подчинен ее сознательному уму. В отношении персонифицированных проявлений анимуса (брат, друг, сын или слуга) ситуация отличается. Когда женщина сталкивается с одним из аспектов анимуса, ее задача - создать АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО пространство для него в своей жизни и личности и инициировать некоторое взаимодействие с принадлежащей ему энергией. Обычно наши таланты, хобби и т.п. уже содержат намеки на направление, в котором эта энергия должна проявиться. Часто также сны указывают на правильное решение, и в соответствии с природными наклонностями индивидуума в них будет содержаться намеки, например, на исследования, книги, художественные и другие творческие работы. Но предлагаемые меры - всегда объективного практического характера, в соответствии с маскулинной сущностью, которую анимус представляет. Требуемое здесь отношение (состоящее в том, чтобы делать что-то ради себя, а не для другого) – принятие своей женской АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО природы. И оно часто может быть достигнуто только с усилием. Но именно такое отношение необходимо, потому что иначе требование, являющееся частью природы анимуса и поэтому оправданное, пробьется другими путями - заявлениями, которые не только неуместны, но и приводят к негативным последствиям.

Кроме этой своей активности, анимус может и должен помочь нам достичь знания и более внеличностного и разумного видения вещей. Для женщин с их автоматической и часто слишком субъективной симпатией такое достижение необходимо; оно может помочь не столько в поле отношений с другими, сколько для самой себя. Например, ее собственный маскулинный компонент может помочь ей понять мужчин; т.к. даже если автоматически АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО функционирующий анимус с его неправильной «объективностью» и мешает человеческим отношениям, но он все же важен для ее собственного развития, он помогает женщине занять более объективную неличностную позицию.

Таким образом, видно, что сила анимуса может проявляться не только в интеллектуальных делах; прежде всего он делает возможным развитие духовного отношения, которое освобождает нас от ограничений и плена узкой личной точки зрения. И какое удовольствие и помощь он предлагает нам, поднимая нас от наших личных проблем к сверхличным мыслям и чувствам, которые делают наши неудачи тривиальными и неважными!

Чтобы достичь этого и суметь выполнить намеченные задачи, прежде всего, требуется дисциплина АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО, и это трудно для женщин, поскольку они ближе к природе, чем мужчины. Безусловно, анимус является духом, который не позволяет себя впрячь в повозку как лошадь. Его характер имеет много от элементарного существа; так, анимус может тяжело плестись за нами в летаргии или смущать нас неуправляемыми судорожными вдохновениями, или даже целиком уносить нас в воздух. Необходимо твердое руководство над этим нестабильным ненаправленным духом, чтобы заставить его подчиниться и работать ради цели.

Для женщин сегодня существуют разные пути. Я имею в виду тех женщин, которые через учебу или художественную и профессиональную деятельность приучают себя к дисциплине еще до того, как они осознают АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО проблему анимуса как таковую. Для них (если они достаточно способны) идентификация с анимусом вполне возможна. Однако, как я наблюдала, при самой успешной профессиональной активности часто возникает проблема «как быть женщиной». Обычно она появляется в форме неудовлетворенности, потребности в личных, нередко субъективных ценностях, потребности в природе и феминности в целом. Очень часто эта проблема возникает также потому, что эти женщины, сами того не желая, оказываются вовлечены в сложные отношения или случайно спотыкаются о типично женские ситуации и не знают, как поступать. Тогда их дилемма подобна той, что бывает у мужчин в отношении анимы, т.е. им трудно пожертвовать тем, что АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО считается высшим человеческим достижением или, по меньшей мере, преимуществом. Они должны принять свою феминность - нечто менее ценное, слабое, пассивное, субъективное, нелогичное, связанное с природой.

Но в перспективе эти различные пути предполагают одну цель, и, какой бы дорогой мы не пошли, опасности и трудности одни и те же. Те женщины, для которых интеллектуальное развитие и объективная активность только вторичны по важности, также находятся в опасности поглощения анимусом, т.е. идентификации с ним. Следовательно, очень важно иметь противовес, который сдерживал бы бессознательное и держал бы эго связанным с землей и с жизнью.

Решение, прежде всего, в усилении сознания и в более прочном ощущении АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО своей индивидуальности: во-вторых, в работе, в которой можно приложить умственные силы; в-третьих, в отношениях с другими, которые создают оплот или противовес сверх- или не-человеческому анимусу. В связи с этим имеет значение отношение женщин к другим женщинам. У меня была возможность наблюдать, что при обострении проблем анимуса многие женщины начинают демонстрировать интерес к другим женщинам, растет потребность и интерес к отношениям с другими женщинами. Возможно, в этом лежит начало женской солидарности, которая теперь становится возможной через растущее сознание общей для них опасности. Научиться признавать женские ценности - первое условие для удержания наших позиций против маскулинного АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО принципа, могущественного и внутри, и снаружи. Если он захватывает власть, он угрожает как раз той сфере женщины, в которой она может постичь, что для нее реально, и что она делает лучше всего – несомненно, он угрожает всей ее жизни.

Но когда женщинам удается интегровать анимус, а не стать поглощенными им, тогда он перестает быть только угрозой и становится творческой силой. Нам, женщинам, нужна эта сила. Как ни странно это может показаться, но только когда маскулинная сущность становится интегрированной частью души и выполняет соответствующие ей функции, только тогда женщины могут стать действительно женщинами в высшем смысле, и в то же время быть АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО собой, исполняя свое личное человеческое предназначение.

Примечания:

1. К.Г. Юнг «Психологические типы», гл.11, пар.48, 49; см. также «Отношения между эго и бессознательным», гл.2.

2. Про концепцию психической реальности см. работы К.Г. Юнга, особенно «Психологические типы», гл.1.

3. См. книгу Эстер Хардинг «Путь всех женщин», 1933.

4. Л. Леви-Брюль «Первобытное мышление», 1923; «Первобытная душа», 1928.

5. К.Г. Юнг «Психологические типы», гл.11, пар.30.

6. Замечательные примеры фигур анимуса можно найти в популярной литературе, см. R. Fraser “The Flying Draper”, 1924; R. Anstrey, 1930; M. Hay “The Evil Vineyard”, 1924; T. Flournoy “From India to the Planet Mars”, 1900.

7. «Кхандогья» из The Upanishads, 1900, p.58.

8. См. статью «Дионис» из «Словаря греческой и римской мифологии АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО» Рошера.

9. К.Г. Юнг «Психологические типы», гл.11, пар.26; также см. «Два эссе по аналитической психологии», 1953, гл.2, с.135

АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО

Представление об элементарных существах, обитающих в воде и в воздухе, в земле и огне, в животных и растениях, является очень древним и распространено по всему миру, как мы можем увидеть это из многочисленных примеров в мифологии и сказках, фольклоре и поэзии. Так как в этих представлениях обнаруживается поразительное сходство, не только между ними, но также с фигурами из снов и фантазий современных людей, мы можем сделать вывод, что в их основе должны лежать более или менее постоянные факторы, которые всегда и АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО везде проявляют себя одинаково.

Исследования глубинной психологии показали, что образы и фигуры, порожденные спонтанной, мифообразующей способностью психики, не должны рассматриваться как просто воспроизводящие или пересказывающие внешние явления. Они являются также выражением внутренних психических фактов и поэтому могут считаться одним из видов психической саморепрезентации. Эта идея также может быть применена к элементарным существам, и, следовательно, мы должны спросить – отражается ли в них анима и каким образом? К сожалению, всесторонний обзор материала здесь не представляется возможным. Я могу привести только несколько примеров и обсудить в связи с ними те аспекты, которые кажутся мне важными в данном контексте. Поэтому среди всех элементарных АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО существ – великанов, гномов, эльфов, и т. д. – я буду рассматривать только тех, которые либо из-за своего женского пола, либо из-за отношения к мужчине могут считаться олицетворением анимы. Как хорошо известно, анима представляет собой женский аспект личности мужчины и в то же время его представление о женской сущности в целом, другими словами, архетип женственности.

Следовательно, эти фигуры будут считаться фигурами анимы только тогда, когда они будут содержать типичные и ясно распознаваемые женские черты, и мы будем придавать особое значение этим чертам в надежде получить понимание природы анимы в целом. Наиболее подходят для нашего исследования такие существа АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО, как нимфы, девушки-лебеди[i1] , русалки и феи, знакомые нам по множеству легенд и сказок. Как правило, их красота соблазнительна, но они только наполовину люди: у них рыбий хвост, как у русалок, или они превращаются в птиц, как девушки-лебеди. Обычно они появляются не поодиночке, а группами, особенно часто втроем; недифференцированный анимус тоже обычно появляется не один.

Своим обаянием или очаровательными песнями эти существа (сирены, Лорелея[i2] и т.д.) завлекали мужчин в свое царство, где они исчезали навсегда; еще очень важный момент – они пытались связать мужчину путами любви, чтобы жить с ним в его мире. В них АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО всегда есть что-то сверхъестественное, и существует связанное с ними табу, которое не должно нарушаться.

Фигура девушки-лебедя чрезвычайно древняя и является, по сути, мифологической. Она возникла в древности и появляется в сказаниях и легендах по всему миру. Возможно, самым ранним упоминанием о ней является история Пурурава и Урваси[i3] , которую мы находим в одном из наиболее древних ведических писаний Риг-Веда (1), а более ясное и детальное ее описание – в Сатапата-Брахмана (2). Я представлю ее сокращенную версию.

Нимфа Урваси (апсара) (3) полюбила Пурурава и согласилась выйти за него замуж при одном условии. Она сказала: «Трижды в день ты должен обнимать меня АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО, но не ложись со мной против моего желания и не позволяй мне видеть тебя обнаженным, поскольку именно так ты должен вести себя с нами, женщинами».

Прожив с ним несколько лет, она забеременела, и Гандхарва, считая, что она достаточно долго задержалась среди людей, придумал способ ее вернуть. К ее кушетке привязали овцу с двумя ягнятами, чтобы каждую ночь красть по одному ягненку. Услышав ночью шум, она закричала: «Увы, они забирают моего любимого, как будто здесь нет героя и нет мужчины!»

Услышав это, Пурурава вскочил как спал – без одежды, – чтобы поймать грабителей, и в это мгновение Гандхарва произвел вспышку света АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО, чтобы Урваси увидела своего мужа «как при дневном свете». Таким образом, одно из ее условий было нарушено, и, когда Пурурава возвратился, она исчезла.

В отчаянии он бродил по стране, надеясь снова найти Урваси, и однажды пришел к озеру с лотосами, «в нем плавали нимфы в образе лебедей», и среди них была она. Увидев Пурурава, она приняла человеческий облик. Узнав ее, он стал умолять: «О, моя жена, останься, беспощадная: давай поговорим сейчас! Будучи невысказанными, наши секреты не принесут нам радости…»

Она ответила: «Какой смысл мне говорить с тобой? Я исчезла как первая заря. Пурурава, иди снова домой: я словно ветер, который АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО трудно поймать…»

Печально он промолвил: «Тогда твой друг умчится из этого дня и никогда не вернется, он уйдет в самые дальние дали…» (дикую местность, населенную волками).

Она ответила: «Пурурава, не умирай! Не убегай! Не дай жестоким волкам сожрать тебя! Воистину, с женщинами нет дружбы, и их сердца – сердца гиен…» Она добавила, что когда она была среди смертных, она ела немного жертвенного жира каждый день и все еще чувствует себя насыщенной им.

Но, в конце концов, ее сердце сжалилось, и она сказала, чтобы он вернулся через год. Тогда родится их сын, и она ляжет с мужем в постель на АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО одну ночь. Когда он пришел через год, там стоял золотой дворец. Ему было сказано войти в него, и к нему привели его жену. На следующее утро Гандхарва предложил ему покровительство, и, по совету Урваси, он попросил, чтобы его сделали одним из них, и они исполнили его желание. Но сначала он должен был принести жертву, для этой цели Гандхарва положил огонь в чашу и дал ему. Он отнес огонь и рожденного сына обратно в свою родную деревню. Потом он нашел подходящие поленья для священного огня, зажег их так, как предписал Гандхарва, и сам стал Гандхарва.

В этой древней легенде есть типичные черты, которые АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО мы находим в более поздних версиях в разных странах. Например, союз с таким существом включает в себя определенные условия, невыполнение которых может привести к смерти. К примеру, в этом рассказе Урваси не должна была видеть Пурурава без одежды. Похожий запрет существует в известной истории Купидона и Психеи (4) . Но Психее запрещено видеть своего божественного мужа; в отличие от этого, Урваси не хочет видеть человека Пурурва обнаженным, то есть не хочет признавать его реальность. Даже если это условие нарушается непреднамеренно, это приводит к возвращению нимфы в свою стихию. Когда она говорит, что она сыта кусками жертвенного жира, который она съела во АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО время своего пребывания с Пурурва, это означает, что человеческая реальность ей не по вкусу; более того, когда она возвращается в свой собственный мир, она забирает с собой своего мужа. Конечно, здесь еще упоминается ее сын, который был рожден после ее исчезновения и которого Пурурава потом приносит домой; таким образом, от их союза появляется что-то относящееся к человеческому царству, но больше об этом ничего неизвестно (5).

Отношения Пурурава и божественной нимфы заметно разнятся: он с человеческими чувствами сокрушается о потере своей возлюбленной, пытается снова ее найти и поговорить с ней, а ее слова, когда она говорит, что у женщин сердца АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО гиен – проявление бездушного элементарного существа, которое осуждает само себя.

Что касается интерпретации девушки-лебедя, то по теории, в которой мифологические образы рассматриваются как выражение природных сил и событий, это туман, который парит над водой и затем, поднимаясь, конденсируется в облака и движется по небу как лебеди. Даже с психологической точки зрения сравнение этих фигур с туманом и облаками является правильным: пока бессознательное содержание остается бессознательным, оно не имеет четких очертаний и может меняться, переходить в разные формы и трансформироваться. Только когда формы появляются из бессознательного и схватываются сознанием, они становятся отчетливо и ясно распознаваемы, и только тогда АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО про них можно сказать что-то определенное. В самом деле, лучше не изображать бессознательное как реальную область, с четко определенным, якобы точным содержанием; такой подход полезен лишь тогда, когда он помогает привнести неизвестное содержание ближе к нашему пониманию. В гипногогических видениях бессознательное содержание часто появляется сначала в виде облака, которое обретает определенную форму позже. Что-то похожее на это парило перед взором Гете, когда Мефистофель описывал царство Матерей Фаусту:

«…Из мира форм рожденных

В мир их прообразов перенесись.

В следы существований прекращенных,

Давным-давно прервавшихся, всмотрись.

Но, чтобы их держать на расстоянье,

Размахивай своим ключом в тумане» (6) .

Из этого мы можем сделать АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО вывод, что женственность, представленная нимфой Урваси, является еще слишком неопределенной и бестелесной, чтобы существовать постоянно и осознавать себя в человеческом царстве, то есть в бодрствующем сознании. Ее слова («Я исчезла как первая заря… Я словно ветер, который трудно поймать…») также указывают на ее иллюзорный, подобный ветру, характер, который соответствует природному духу и производит впечатление мифической нереальности.

На эту историю очень похожа ирландская легенда «Dreams of Oenghus[i4] », относящаяся к восьмому столетию (7).

Оэнгус, который сам был мифического происхождения, однажды увидел во сне прекрасную девушку, приближающуюся к его кровати, но как только он захотел взять ее за руку, она АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО ускользнула от него. Следующей ночью девушка пришла снова, в этот раз у нее в руке была лютня, «самая сладкозвучная, которая когда-либо существовала», и она сыграла ему мелодию. Так продолжалось целый год, и Оэнгус заболел «изнурительной болезнью». Но доктора поняли, в чем его проблема, и по всей Ирландии были посланы гонцы за девушкой, которая, как сказали доктора, была ему предназначена. В конце концов, они обнаружили, что ее отец был королем волшебного холма, и что один раз в году она превращалась в лебедя. Чтобы встретить ее, Оэнгус должен был прийти в определенный день к конкретному озеру. Прибыв туда, он увидел АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО сто пятьдесят лебедей над водой, связанных попарно серебряными цепями. Оэнгус позвал свою возлюбленную из сна по имени, она узнала его и сказала, что выйдет на берег, если он пообещает, что она снова сможет вернуться в озеро. Когда он пообещал, она вышла к нему, и они обнялись. Потом «они уснули в образе двух лебедей и три раза прошли вокруг озера, чтобы он не нарушил своего обещания». Затем они взлетели в небо как две белые птицы, улетели (в замок его отца) и пропели хором великолепную песню, которая усыпила людей на три дня и три ночи. «После этого девушка осталась с АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО ним».

Мифический характер этой истории очевиден. То, что неизвестная возлюбленная Оэнгуса является к нему сначала во сне, что она была предназначена для него и что он не может жить без нее – все это обстоятельства, которые, безусловно, указывают на аниму, его вторую половинку. Он завоевывает ее, принимая ее условия и позволяя ей на некоторое время возвращаться в воду; более того, он сам становится лебедем. Другими словами, он старается встретиться с ней в ее собственной стихии, ее niveau , чтобы сделать ее своей навсегда – поведение, которое также доказывает психологическую ценность анимы. Волшебная песня двух лебедей есть выражение того факта, что два существа АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО противоположной природы, которые в то же время предназначены друг другу, теперь объединены в гармонии.

Скандинавские валькирии являются архаичными и мифическими девушками-лебедями несколько другого вида. Их называют валькириями потому, что они служат Одину: возвращают воинов, павших в битве, и приносят их в Валгаллу (у древних германцев и скандинавов это рай, куда попадают воины, погибшие в битве) (8) . Они также вносят вклад в победу и поражение, что явно говорит о том, что они имеют отношение к Норне (одна из трех богинь судьбы в скандинавской мифологии), которая закручивает и обрывает нити судьбы. С другой стороны, когда валькирии в Валгалле протягивают герою рог АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО для вина, то исполняют обычную функцию обслуживающей прислуги. В то же время, предложение напитка – это символический жест, который также выражает отношение и взаимосвязь; это мотив, который часто появляется, когда фигура анимы наполняет чашу мужчины зельем любви, вдохновением, трансформацией или смертью. Валькирий также зовут «Девами, исполняющими желания» (9), иногда кто-то из них становится, как Брунгильда, женой или возлюбленной великого героя, которому она помогает и которого защищает в бою.

В этих полубожественных созданиях мы можем отчетливо видеть архетипический образ анимы, который присутствует в жестоких и воинствующих мужчинах. Более того, про валькирий говорят, что их главная страсть – это сражение. Как и анима, они АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО воплощают мужское желание и стремление; их женская часть, будучи обращена к битве, появляется в воинственной форме. Хотя обычно валькирии считаются всадницами, они также способны «двигаться в воздухе и в воде» и принимать образ лебедя (10) .

Одна из старинных песен Эдда «Песня Вейлэнд[i5] » (11) начинается с темы девушки-лебедя:

«Девы прилетели с юга

В мрачный лес,

Молодые девушки-лебеди

Разожгли битву.

Там, на границе озера,

Они недолго отдохнули.

Эти девы с юга

И сплели прекрасный лен» (12).

В песне не говорится прямо, но об этом можно догадаться, что, как и в других историях, Вэйлэнд и его братья украли одежду девушек-лебедей, чтобы те не АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО смогли улететь. Затем каждый из братьев взял себе одну из дев и

«Они остались после

Семи зим,

Задержавшись на восьмую зиму,

Все влюбленные;

Но на девятую зиму,

Принуждаемые долгом,

Девы пожелали

Уйти в мрачный лес;

Молодые девушки-лебеди

Разожгли битву».

Они улетели, и два брата пошли искать их, а Вэйлэнд[i6] остался дома, изготавливая золотые кольца и ожидая их возвращения.

Больше об этом в песне ничего не говорится, и она продолжается другой темой.

Здесь важно отметить, что девы чувствуют сильное желание сражаться и, улетая, увлекают за собой братьев. На языке психологии это означает, что стремление к чему-то новому и к переменам, прежде чем АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО явно проявиться в сознании, сначала появляется в бессознательном, обычно в форме эмоциональной суеты, неясных импульсов или необъяснимого настроения. Когда это случается, как в «Песне Вэйлэнд» и во многих других легендах, через женщину, это означает, что бессознательное побуждение переведено в сознательное с помощью женского элемента в мужчине, т.е. через его аниму.

Это проявляется как импульс либо как интуиция, открывая новые возможности для мужчины и ведя его к новому пониманию. Когда девушка-лебедь хочет спровоцировать битву, она играет характерную роль анимы femme inspiratrice (женщина-вдохновительница), несмотря на то, что на примитивном уровне «работа», на которую вдохновляется мужчина – это сражение.

В поэзии средневековья АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО женщинам тоже отводится подобная роль, но в более изысканной форме. Рыцарь сражается за даму на турнире, нося ее символ, например, платок дамы, на своем шлеме; ее присутствие воспламеняет его и повышает его отвагу; за победу она дарует награду, и часто эта награда – ее любовь. Но она также может быть жестокой и требовать бессмысленных и сверхчеловеческих подвигов от своего рыцаря в качестве знака его покорности (13).

По описаниям, у Графа Уильяма IX Поитирс[i7] , первого трубадура, портрет его возлюбленной был нарисован на щите. Однако интересно отметить, что в поэзии трубадуров источник вдохновения постепенно сместился от сражений к другим вещам.

Имя Леди АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО Приключение (Frau Adventiure) – еще одно доказательство мужской тяги к приключениям, воплощенной в женском образе.

Еще одна особенность девушки-лебедя – она может предсказывать будущее (14). Валькирии, закручивая нити фортуны сражения (15) и влияя таким образом на судьбы, напоминают Норну. В свою очередь, Норна, которую также называют Вурд, Верданди, и Скулд[i8] (16), воплощает естественный процесс жизни, рождения и смерти.

У кельтов похожие особенности приписываются феям, название которых связанно с fatum (17) и которые любят появляться среди деревьев. Часто случается, что добро, подаренное первыми двумя феями, нейтрализуется третьей – это характерная черта, также напоминающая Норну или Парки (римская богиня судьбы).

В истории о Нибелунгах АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО (18) говорится о том, что в своем путешествии к Королю Этзэлу[i9] Нибелунги пришли к водам Дуная, и Хаген[i10] пошел вперед, чтобы найти переход. Там он услышал всплески воды и, подойдя ближе, увидел «wisiu wip» (мудрых женщин), купающихся в прекрасном источнике. Подкравшись, он забрал и спрятал их одежды. Одна из женщин пообещала ему рассказать, что случится с ними в путешествии, если он отдаст им одежду.

«Они держались на воде перед ним, как морские птицы.

Ему казалось, что их предсказание должно быть хорошим.

Что бы они ни сказали ему, он должен им верить» (19).

Здесь мудрые женщины, напоминающие морских птиц, тоже появляются АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО как предсказатели будущих событий.

Хорошо известно, что германцы приписывали женщинам дар предвидения и поэтому особо уважали и даже почитали их. Сам Один идет к предсказательнице Вала, чтобы узнать о своей судьбе. Такитус[i11] (20) упоминает предсказательницу по имени Веледа, которая имела большой авторитет в своем племени Бруктеров; ее привезли в Рим в качестве пленной во времена Веспасиана[i12] , и Юлий Цезарь говорил, что среди германцев это было обычным делом «для матерей семейств – гадать, бросая жребий, и предсказывать, надо ли идти в бой…» (21).

Среди греков и римлян эта функция выполнялась Пифией и сивиллами. Этот обычай сохранялся на протяжении долгого времени, как АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО мы это видим из истории о Карле Великом[i13] , о котором рассказывает Гримм (22) из манускрипта Лейдена[i14] тринадцатого века. В легенде объясняется происхождение имени Акен[i15] (от Аквисгранум[i16] ) и говорится следующее:

У Карла Великого была мудрая женщина, «волшебница или фея, которую также называли нимфой, богиней, или дриадой» (23); он занимался с ней любовью, и она была жива, когда он был с ней, и умирала, когда он уходил. Однажды, когда он наслаждался ею, он увидел золотое зерно у нее на языке. Он отрезал его, и сразу после этого нимфа умерла и никогда больше не возвращалась к жизни.


documentawcqzzl.html
documentawcrhjt.html
documentawcroub.html
documentawcrwej.html
documentawcsdor.html
Документ АНИМА – ЭЛЕМЕНТАРНОЕ СУЩЕСТВО