О мой повелитель! Я назову цену — но лишь после того, как ты, проскакав на одном из этих жеребцов, решишь, что он тебе по нраву.

Выбрав коня по имени Саранг, царь велел наезднику с хлыстом оседлать его. Направившись на луга, что раскинулись неподалёку, они испытали скакуна, и обнаружилось, что конь во всём повинуется наезднику. И царь остался доволен. Но тут купец вывел ещё одного коня, имя которому было Ахлах, и сказал царю:

Цена этого коня — сто тысяч серебряных рупий. Знаю, что ещё никто и никогда не просил такую цену за коня. Но если ты сам проскачешь на нём хоть немного, то увидишь, на что он способен,оценишь его достоинства и поступь. Тогда сможешь сам судить, так ли уж много я прошу.

Поддавшись уговорам, царь О мой повелитель! Я назову цену — но лишь после того, как ты, проскакав на одном из этих жеребцов, решишь, что он тебе по нраву. сел на коня и, пустив его в лёгкий галоп, поскакал по лугу. А спустя немного времени сказал сам себе: «Этот конь и впрямь очень резв и быстроног».

И лишь только царь произнёс эти слова, Ахлах невероятным прыжком взвился в небо, а затем, лишь коснувшись копытами земли, прыгнул снова. И так он мчался с быстротой поистине головокружительной и с каждым прыжком улетал всё дальше. Крепко держаться приходилось царю, чтобы не расстаться с жизнью. Наконец они оказались посреди густых джунглей, и здесь, на берегу реки, конь на мгновение помедлил. Собравшись с силами, царь спрыгнул наземь — и в то же мгновение чудесный скакун исчез О мой повелитель! Я назову цену — но лишь после того, как ты, проскакав на одном из этих жеребцов, решишь, что он тебе по нраву.. Исчезла и река. Оглядевшись вокруг и не увидев ни коня, ни реки, а только непроходимую чашу, царь погрузился в безграничную скорбь. «Куда мне теперь идти? — горестно вопрошал он себя. — И что я теперь буду делать?»

Не успел он ещё раз осмотреться по сторонам, как солнце закатилось. Темнота окутала всё вокруг так быстро, что вскоре невозможно стало разглядеть даже тропинку в этом мрачном лесу. Ничего не оставалось царю, как провести ночь поддеревом. Когда же забрезжил рассвет нового дня, он отыскал дорогу и вышел из леса, мучимый голодом и жаждой. Тут же навстречу ему попался пастух коровьего стада, который О мой повелитель! Я назову цену — но лишь после того, как ты, проскакав на одном из этих жеребцов, решишь, что он тебе по нраву. дал царю напиться и указал ему прямую дорогу до ближайшего города. А был то город Тамалинда, и пути до него было около двадцати миль. Горестно вздыхая от исполнивших его мрачных предчувствий и трепета перед грядущим, царь Викрама вышел на дорогу и устало побрел навстречу своей судьбе.

А жители Уджаини поначалу терпеливо ждали возвращения царя. Однако царь так и не спустился с небес, и к наступлению ночи все его подданные погрузились в пучину безнадёжного отчаяния. Безмерная скорбь охватила весь город, лишившийся своего возлюбленного повелителя, подобно тому как боль охватывает всё тело, если поражён один из членов его.

Утром следующего дня купец пришёл к О мой повелитель! Я назову цену — но лишь после того, как ты, проскакав на одном из этих жеребцов, решишь, что он тебе по нраву. главному советнику царя и сказал ему:

Будь так добр, заплати мне за коня. На это советник ответил:

Когда царь вернётся, он заплатит тебе.

И разослал воинов во все стороны в поисках своего повелителя, что тот пропал без следа. Так что пришлось советнику раскошелитьсяи заплатить за коня сто тысяч серебряных рупий — ту самую цену, которую купец назвал царю. Положив деньги в карман, Сатурн исчез.

Царь же тем временем добрался кое-как до города Тамалинды и, войдя в него, сразу попал на базар. Утомлённый дорогой, он присел отдохнуть у входа в торговую лавку. И случилось так, что товар О мой повелитель! Я назову цену — но лишь после того, как ты, проскакав на одном из этих жеребцов, решишь, что он тебе по нраву. в этой лавке сразу стал распродаваться вдвое быстрее, чем обычно. Заметив это, хозяин подумал, глядя на царя Викраму: «Наверняка этот человек очень удачлив и счастлив». И он приветствовал царя Викраму с большим почтением, и ввел его в свою лавку, усадил и сказал:



— Ополосни свой рот, вымой руки и ноги и соверши омовение, а затем приходи в мой дом и раздели со мною трапезу. К какой касте ты принадлежишь, где твой дом и как тебя зовут?Царь отвечал:


documentawctvyn.html
documentawcudiv.html
documentawcuktd.html
documentawcusdl.html
documentawcuznt.html
Документ О мой повелитель! Я назову цену — но лишь после того, как ты, проскакав на одном из этих жеребцов, решишь, что он тебе по нраву.